На днях, когда многие просто наблюдали очередную мартовскую метель из окна, журналистов пригласили на пресс-конференцию, посвященную судьбе одного важного документа. До сведения присутствующих довели печальное известие о том, что госпрограмму «Восстановление и развитие мира в восточных регионах Украины» держава финансировать не спешит...

Анна ЧЕРКАШИНА

Почти год областные чиновники узнавали-обобщали сведения о количестве разбитых школ, больниц и домов. Потом еще столько же согласовывали этот «свод-анализ» в высоких столичных кабинетах. В результате получилось у них «заявок» примерно на 20 миллиардов гривен. Киевские боссы предложили быть скромнее и сократили «желания» луганчан почти вдесятеро. Но и тех денег не дают: в этом году финансирование по программе в Госбюджет не заложено. Вот такие они там, наверху. Нет им дела до скорбей наших здешних.

Не вошли в программу объекты генерального плана восстановления инфраструктуры области... Это лишает документ комплексного подхода. А те объекты, которые вошли в программу, оценивались по ценам 2016 года. То есть, на сегодня совершенно не реальным... Финансовое обеспечение – основная проблема. Вернее – его отсутствие. Это приведет к срыву ее исполнения по независящим от нас причинам, – говорит представитель департамента экономики, торговли и туризма Луганской ОГА.

К слову, среди источников финансирования программы значатся средства международной технической помощи. Более того. По информации Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (инициатор программы!), недавно два миллиона долларов на ее реализацию уже выделили Канада и Швеция. А нашим людям ничего про те деньги неведомо...

По акту такая международная помощь на сегодня не зарегистрирована на сайте Минэкономразвития. А без этого использовать ее мы не сможем, – поясняет чиновница.

Представитель МинВОТ обратил внимание еще на одну деталь, которая добавила вопросов ко всем причастным лицам.

Так как процесс утверждения программы был долгосрочным – почти весь 2017 год, то часть объектов программы стали неактуальными, – сообщил он.

Как же в таком случае программа писалась, если уже через три месяца после ее утверждения «часть объектов стали неактуальными» и требуется «актуализация»?

Как получилось, что при утверждении в декабре 2017 года в нее вписаны объекты и работы в ценах 2016 года? Кто виноват?

Правда, на такой вопрос хорошо бы искать ответ, когда уверен, что программа – жизненно важная для каждого из нас. Словом, стоит того, чтобы к борьбе за документ подключилась общественность и журналисты. Но таков ли обсуждаемый документ? Что такого серьезного запланировали представители городов и районов Луганщины, подавая «заявки»?

Как выяснилось, два из трех прифронтовых районов, которые в наибольшей степени пострадали от вооруженного конфликта (Новоайдарский и Станично-Луганский), вовсе не подали прошений! А Северодонецк, например, попросил под марку программы восстановления и развития мира... создать здесь вирусологическую лабораторию. Можно ли назвать подобное отношение серьезным?

Ну и, как водится, «изюминка». В государственной программе, которую инициировало Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и вынужденных переселенцев, не предвидится решения вопроса о жилье для этих самых переселенцев!

Словом, намереваемся строить ощущение мира в головах у людей, которые вот уже четвертый год ищут пристанище?

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх