Пенсионная реформа набирает обороты. Деятельность Луганского областного управления перестраивается, чтобы приблизить услугу к человеку. В фокусе внимания сотрудников Пенсионного фонда – работодатели. Об этом в интервью «Луганщине.ua» рассказала начальник Главного управления Пенсионного фонда Украины в Луганской области Ольга Шарунова

Анна ЧЕРКАШИНА

– Сейчас набирает обороты работа в рамках агентских пунктов (центров удаленного обслуживания). Эту деятельность мы начали со второго квартала прошлого года. Первый такой пункт был открыт в Лозно-Александровке Белокуракинского района. Это очень удаленное село, которое находится в 40 километрах от райцентра. Там живет около 2-х тысяч человек, и большинство из них – пенсионеры. Этот агентский пункт пользуется большим спросом, потому что на все вопросы, возникающие у пенсионеров, можно на месте получить квалифицированные ответы специалиста.

Очень востребован подобный пункт в Счастье. Нашими услугами там уже воспользовались почти 3 тысячи человек, и поток обращений не уменьшается, так как в городе проживает большое количество переселенцев.

Всего сегодня открыто на подконтрольной территории области 27 удаленных рабочих мест. На линии разграничения удаленные рабочие места работают в Счастье, Горском и Тошковке.

– А в Северодонецке тоже ведется такая работа?

– Да, уже заработали такие центры в Боровском и Воеводовке. Отдельный пункт открыли для работников и ветеранов на предприятии «Азот». Только за два месяца работы в него обратилось 238 жителей города. 20 апреля 2018 года планируется открытие центра удаленного обслуживания на базе КП «ЕРЦ г. Северодонецк» по ул. Гагарина, 115.

– Пожалуйста, прокомментируйте, ситуацию со страховым стажем для работников «Азота». Ведь у предприятия большие долги перед Пенсионным фондом...

– Да, за пять месяцев. Также существует задолженность по единому социальному взносу. Для человека это означает буквально следующее: если ему завтра исполняется 60 лет, и он отработал положенные по закону 25 лет, пора оформлять пенсионные выплаты. Но предприятие за пять месяцев не перечисляет страховые взносы, т.е. по факту у этого человека страховой стаж составляет 24 года 7 месяцев. И получается, что по нынешнему законодательству человек не имеет права на пенсию!

– И как быть?

– Если от предприятия нет перечислений, значит, не насчитывается страховой стаж. Самостоятельно человек этот взнос внести не может, так как у него уже зафиксирована заработная плата.

– Что может в этой ситуации предпринять Пенсионный фонд для защиты прав человека?

– Мы очень плотно работаем с профсоюзными организациями всех уровней. Поддерживаем линию профсоюзных организаций по поводу требований погашения предприятиями долгов по обязательным отчислениям.

– В нашей области «Азот» – не единственное предприятие, которое задолжало в Пенсионный фонд?

– Да, в этом «черном списке» и угольные предприятия, и коммунальные. Например, троллейбусное управление Лисичанска. Страховой стаж его работников не учтен годами!

Но нынешнее законодательство как раз и учит людей работать легально. Они вправе требовать отчета, имеют право заставить руководителя в первую очередь направлять деньги на уплату единого социального взноса. Ведь это – их стаж.

– То есть люди сами должны бороться за свою будущую пенсию?

– Мы, со своей стороны, проводим с предприятиями работу в плане того, что защищаем интересы сотрудников. Но работники тоже не должны быть пассивной массой. Они могут и должны поднимать вопросы будущего пенсионного обеспечения перед руководством своего предприятия. Не бояться.

– Достаточно ли у Пенсионного фонда рычагов воздействия на недобросовестных руководителей?

– Сегодня, к сожалению, действует мораторий на проверки в Луганской и Донецкой областях. Но мы проводим совместные совещания со структурами, которые занимаются данным вопросом: фискальная служба, управление Госохрантруда, управление соцзащиты. В общем, пока мы можем только анализировать ситуацию и, исходя из этого, ставить перед фактом как самого работодателя, так и главу облгосадминистрации.

Большие проблемы я вижу со стороны работодателей в отрасли сельского хозяйства. У нас очень много аграриев, которые владеют гектарами земли, маслоцехами и магазинами, а официально обслуживают эти громадные предприятия один-два человека. Множество людей в отрасли работает, не оформляя трудовые отношения официально.

Мы планируем обратиться ко всем аграриям и каждому фермеру, в том числе через Ассоциацию работников сельского хозяйства области, с призывом позаботиться о людях, которые у них работают. Тем более что область наша теперь стала скорее аграрной: урожаи собираются такие, что заставляют гордиться краем. Но вот занятость у нас в отрасли сельского хозяйства самая низкая по Украине.

– Растет ли число людей, которые обращаются с просьбой о начислении новых пенсий, в том числе, от тех, кто оказался на временно оккупированной территории? Какова позиция государства по отношению к таким гражданам?

– И такие случаи есть. В отношении таких людей важно, чтобы они приняли решение и переехали жить на подконтрольную территорию, оформили статус ВПЛ. И важно то, что стаж мы будем им считать только по 2014 год. Если хватает 25 лет страхового стажа, будем начислять пенсию в 2018 году, 26 лет стажа – в 2019 году и т.д.

– Как проверить, не оформил ли человек выплаты на той территории?

– Для нас не существует самопровозглашенной республики.

– А если у человека не хватает определенных документов, которые наверняка есть в архивах на ныне оккупированных территориях?

– Этот вопрос уже неоднократно поднимался в Минске. Однако на той стороне не желают облегчить судьбу людей и передать архивы, допустить к работе с ними хотя бы представителей Международного комитета Красного Креста.

– То обстоятельство, что в судах Украины не удалось отменить проверки ВПЛ на дому, не добавит работы?

– Постановление правительства номер 365 как действовало, так и продолжает действовать. Надо сказать, что этот документ помог нам упорядочить работу, и людей это дисциплинировало. Мы смогли наладить талонную систему и теперь можем планировать, сколько принять граждан в сутки. Это позволило уйти от неконтролируемых очередей.

– Насколько велик в целом «отряд пенсионеров» Луганщины?

– Сейчас у нас 329,9 тысяч граждан, которые получают пенсии. Из них 177 тысяч человек – это внутренне перемещенные лица. Речь только о тех, кто проживает на подконтрольной территории области. Но луганских пенсионеров судьба забросила и в другие области Украины. Хотя сейчас отмечаем тенденцию, что многие из них перемещаются поближе к дому, перерегистрируются на территории области.

– Сколько денег требуется на пенсионные выплаты жителям области ежемесячно?

– Приблизительно 1 миллиард 200 тысяч гривен.

– Наша область наряду с Киевской и Донецкой входит в тройку лидеров по размеру начисленных пенсий?

– Да. Средняя пенсия по области выше, чем средняя по Украине. Правда, это касается не всех. И возникают такие ситуации, когда мы обращаемся к законодателям с инициативой пересмотреть сами правила начисления пенсионных выплат.

Именно так было после того, как провела прием в Петропавловке Станично-Луганского района. За консультацией пришел местный кузнец. У него 40 лет трудового стажа на тяжелейшей работе. Но после проведенного перерасчета пенсий оказалось, что его товарищ, который тоже работал кузнецом, но на Луганском тепловозостроительном заводе, получает гораздо более высокую пенсию.

Чем виноваты сельские жители? Почему используется одинаковый коэффициент стажа при начислении пенсионных выплат? Сельские жители приносили государству не меньшую пользу, и труд их был не менее тяжелым, хотя заработные платы у них были очень маленькие.

Надо отметить, что в Киеве прислушались к нашему мнению. И сейчас вопрос о том, чтобы учитывать большой стаж по профессии, которая мало оплачивалась, обсуждается на законодательном уровне. Думаю, будут приняты решения для того, чтобы несколько по-другому велись расчеты для лиц, которые получали маленькую зарплату и имеют большой страховой стаж.

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх