После того, как Лёня Пасечник объявил построение коммунизма в «ЛНР» к 2023 году, «молодая республика» не устает радовать нас своими экономическими успехами. Узнавать о коих, правда, приходится ценой неимоверных усилий – по причине поразительной скромности вождей и подчиненного им т.н. «госстата». Но кто ищет, тот всегда найдет. Причем, как правило, еще многое сверх того, чего искал

Алексей РОЗУМНЫЙ

СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ

Вот и в этот раз. Решил осведомиться насчет последних побед в угледобывающей промышленности «ЛНР» – и наткнулся на послание директора успешного в недавнем прошлом угольного холдинга «Свердловантрацит» управляющему филиалом №2 ЗАО «Внешторгсервис» Сергею Горохову. На момент прочтения сего слезного послания мне еще неведомо было, что есть «зао внешторгсервис» (тем более – что такое «филиал №2»), но знакомая до боли фамилия – Горохов – тут же навеяла нездоровую ностальгию.

Серёня! Ты ли это?! Давно ли ты тщательнейшим образом вылизывал самые интимные места Александру Сергеевичу (не Пушкину) – а теперь эвон как вознесся! Уже тебя облизывают не последние люди «республики» на предмет потенциального финансирования. Блестящая карьера! Однако... Что ж оно такое – «внешторгсервис»?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно перенестись в начало прошлого года. Помните орду, оседлавшую рельсы в феврале-марте 2017-го? Организаторы «блокады» объявили, что это сидение на морозном металле позволит им освободить заложников, удерживаемых «на подвалах» оккупированных территорий. Ни единого (!) человека они столь противоестественным способом не освободили. Но вот какое знаменательное совпадение обнаруживается.

Адепты Гришина-Зимина-Парасюка еще грели рельсы своими пятыми точками, когда т.н. «премьер» «ЛНР» Козлов любовно выводил свою подпись под постановлением № 75/17 от 27 февраля 2017 года. Согласно оному, сразу три ахметовских угольных холдинга – «Краснодонуголь», «Ровенькиантрацит» и «Свердовантрацит» – передавались в кормление такому себе Владимиру Пашкову, бывшему иркутскому вице-губернатору. Он-то и возглавил зарегистрированное (внимание!) в оккупированной московитами Югоосетинской автономной области ЗАО «Внешторгсервис».

Для особо талантливых аналитиков (вроде Лёши «Веника» Венедиктова, до сих пор уверяющих, что в Донбассе идет гражданская война). Этому самому ЗАО переданы под управление отжатые с помощью зиминых-гришиных-садовых промышленные объекты не только Луганской, но и Донецкой областей. А поскольку у Ахметова в Донбассе таких объектов было много, уже в марте в структуре «Внешторгсервиса» появились «филиалы». Конкретно угольные холдинги Луганщины оказались в «филиале №2», руководить коим и был поставлен экс-нардеп, экс-ефремовский холуй, экс-хозяин фирмы «Маршал» и выпускник Луганского мединститута Сергей Горохов.

Удерживать «Маршал» на плаву Горохову удавалось, по преимуществу, за счет нищенских зарплат, примитивного оборудования и покровительства Александра Ефремова. В «филиале №2» он сподобился в полной мере реализовать только первый пункт своего рецепта, и то еще неизвестно, сколь долго будут готовы терпеть шахтеры, успевшие привыкнуть к украинским зарплатам. Шурик, по известным причинам, сегодня не готов поддерживать свою «шестерку» в полном объеме. А что касается примитивизации шахтного оборудования...

МЕРИН В ШТРЕКЕ

«В СП «Свердловантрацит» сложилась критическая ситуация с обеспечением материально-техническими ресурсами и финансированием работ и услуг, обеспечивающих производственные процессы. При утвержденном плане финансирования на май в объеме 85 млн руб., фактически профинансировано 18,9 млн руб.», – стенает в вышеупомянутом послании директор объединения Р.В. Бояринцев. И уточняет: «Существенный дефицит поступлений оборотных средств приводит к частым авариям на оборудовании и, как следствие, к заметному снижению объемов производства. Так, за 22 дня мая добыча рядового угля составила 157,3 тыс. т, тогда как за аналогичный период в апреле добыча составила 216,6 тыс. т угля».

Для тех, кто не особо следил за развитием угольной промышленности в родном крае. До начала оккупации угледобыча в холдинге была минимум в пять раз (!) большей. Стоило ли ради подобного достижения призывать на помощь Костю с Егоркой? Так ведь и это еще не всё.

«Проведение горных выработок снижено к аналогичному периоду прошлого месяца на 381 м. Основными причинами невыполнения плана по проведению горных выработок является недостаточное финансирование для закупки средств рыхления пород и крепления горных выработок. Вследствие отсутствия должного финансирования поставок запасных частей к горно-шахтному оборудованию, цепей для скребковых конвейеров, нестабильного финансирования капитальных ремонтов электродвигателей, потери добычи в мае по фактору «аварийность» составили 46,9 тыс. т. Существующая ситуация финансирования не даст возможности своевременно смонтировать вновь вводимую низкосернистую лаву № 87-бис, что даст снижение добычи во втором полугодии 2018 года на 270 тыс. т».

Так что зря мы подозревали Горохова в неумелом менеджменте. Под чутким его руководством некогда передовое предприятие в скором времени перейдет на работу в лавах обушками, и снова поползут по забоям несовершеннолетние саночники, а в штреках потащат вагонетки к стволу унылые слепые мерины. Хотя, если ничего в отрасли не изменится в скором времени, тянуть по штрекам станет нечего. И некому. Если сами штреки не попадут под завал:

«В связи с большими суммами кредиторской задолженности СП «Свердловантрацит» перед контрагентами, предоставляющими услуги спецтехники и перевозку грузов, существует высокий риск приостановки работ подрядчиками и срыва производственного процесса отгрузки и обогащения угля. В общей сложности, по состоянию на 23.05.2018 г. сумма кредиторской задолженности перед такими подрядными организациями составляет 13,4 млн руб. Также, критическая ситуация с финансированием подрядных организаций, обеспечивающих планирование и перевозку породы».

«ДАЙ МИЛЛИАРД!»

Угольная промышленность Луганщины переживала кризис в 90-х, причем тогда «генералы» объединений слов не выбирали и гвоздили всех: от чиновников отделов в обладминистрации – до Леонида Макаровича Кравчука (или, при Кучме – до действовавшего на данный момент премьер-министра). Но вот такой унылой констатации умерщвления отрасли лично я как-то не припоминаю. Ни в открытой печати, ни в докладных записках, для широкой публики не предназначенных. Но тут...

«Очистные сооружения шахтных вод СП «Свердловантрацит» входят в технологический процесс добычи угля, процесс откачки воды является непрерывным. Кредиторская задолженность перед ЧАО «Свердловскэкология» за механическую очистку шахтных вод и частично хозяйственно-бытовых стоков на 22.05.2018 года составила 9 671 621,89 руб. С начала 2018 года финансирование мероприятий, направленных на повышение уровня охраны труда, осуществляется на низком уровне. На данный момент производственные подразделения укомплектованы шахтными самоспасателями на 70%, укомплектованность головными светильниками – 22,5%. Проверки органами Государственного надзора за охраной труда приведет к остановке ведения горных работ».

Как работать без самоспасателя – я могу себе представить. Этот аппарат нужен только в случае задымления выработки. Но как 77,5% трудового коллектива обходится без «коногонок»?! Или в Должанске (бывш. Свердловск) уже наладили выпуск шахтерских керосиновых ламп, знакомых нам по фильму «Большая жизнь» (помните: «Спят курганы темные...»)? Впрочем, как уже было сказано, ничего этого может не понадобиться, причем не в отдаленной перспективе, а в самом ближайшем будущем:

«Существующие тенденции в финансировании материально-технических ресурсов и услуг производственного характера приведут к рискам невыполнения производственных планов по добыче угля, выпуску и реализации готовой продукции и с высокой долей вероятности – к полной остановке производства в июне 2018 года».

Нет, т. Бояринцев не столь кровожаден, как может показаться на первый взгляд. Он оставляет Серёне шанс остаться при высокой должности – при том, однако, условии, что Горохов внемлет его рыданиям:

«Для минимизации этих рисков и во избежание остановки производства и отгрузки угольной продукции прошу оказать содействие в финансировании в мае 2018 г. критично необходимых позиций из основного реестра платежей согласно приложению 1».

Чтоб не растекаться мысью по древу, уточню лишь, что «приложение» перечисляет всех, кому «Свердловантрацит» «критично» должен, и это – с полсотни предприятий и учреждений, включая знаменитую «Бирюковку» – психбольницу в пос. Бирюково Свердловского горсовета. Но если психиатрам шахтеры задолжали не более 70 тыс. «деревянных», то весь долг т. Бояринцев оценивает в 101 млн 800 тыс. рублей.

А ведь со дня назначения Серёни управляющим филиала №2 всего год прошел. Узнаем руку мастера и почерк серёниного наставника.

На заглавном фото: Сергей Горохов в бытность его народным депутатом Украины

Предприятия, у которых «Свердловантрацит» значится в должниках. Всего в этом списке без малого 100 пунктов:

1

2

3

4

5

6

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх