Заместитель главы Луганской обладминистрации Сергей Филь рассказал о приоритетах работы областной власти и политических настроениях жителей Луганщины

Агентство стратегических исследований

– В связи с боевыми действиями к Луганской и Донецкой области приковано особое внимание со стороны общественности. Не тяготит ли это местную власть?

– Такое внимание – дополнительная ответственность для работников ЛОВГА. В этих условиях работать одновременно трудно и интересно, ведь те задачи, которые мы решаем на Луганщине, отличаются от работы в «тыловых» областях Украины.

Мы все понимаем, что от успеха работы администраций Луганской и Донецкой областей в значительной степени будет зависеть будущее всей Украины. Более того, мы все понимаем, что Луганщина сегодня – не просто прифронтовая область. Мы фактически оказались на границе двух очень разных миров – европейского и евразийского. Это тоже накладывает существенный отпечаток на всю нашу работу.

– То есть в приоритете оказались вопросы информационной и гуманитарной политики?

– Да, это те проблемы, на которые при прошлых президентах принято было закрывать глаза. И мы видим, чем обернулась эта беспечность и безответственность. Долгие годы Луганщина была фактически отдана на откуп представителям Партии регионов, которые оставили после себя не только экономическую разруху, закрытые шахты и заводы, но и культурный вакуум, зону господствующего информационного влияния Москвы.

– Можно ли говорить сегодня, что влияние российской пропаганды на подконтрольной части Луганщины уже не играет той роли, что раньше?

– Большую роль в отрезвлении украинцев, независимо от места их проживания, сыграли события 2014 года. Тысячи убитых российскими наемниками украинцев – это та боль, которая затронула каждый город и село в Украине, непосредственно коснулась миллионов наших сограждан. И больнее всего эту ситуацию переживают именно жители восточных областей.

– Тем не менее, часто можно услышать о пророссийских настроениях жителей Донбасса, причем не только на оккупированных, но и на подконтрольных территориях. Насколько эти настроения сегодня сильны?

– По большей части это просто признаки фантомных болей, которые остро переживают люди, долгое время жившие и в СССР, и в периоды, когда дружба с Россией воспринималась и преподносилась как само собой разумеющееся. Сегодня всем этим людям очень тяжело, не каждый способен осознать, что жестоко ошибался на предмет российско-украинской дружбы. Но выздоровление идет. В целом настроения людей сейчас очень сильно отличаются от 2014 года. Луганчане свой выбор сделали: здесь – Украина!

– Причины особенного расположения жителей Востока Украины к России еще и экономические. Очень многие наши сограждане привыкли ездить в Россию на заработки. Да и сейчас в Северодонецке и других городах можно найти массу объявлений об автобусных рейсах в города РФ. Как быть с этим экономическим узелком, до сих пор связывающим Луганщину с недружелюбной Россией?

– Ситуация с трудовой миграцией в Россию – итог многолетнего хозяйствования «регионалов» в Донбассе. Луганская область сильно пострадала от клана Ефремова, который умел только разрушать, словно готовя область к сдаче. Так поступают все временщики, стремящиеся в короткие сроки выжать все соки с территории, а затем оставить ее кому-то вместе с грудой проблем. Да, наши «заробитчане» тысячами едут в РФ и сегодня. Но фактические масштабы миграции трудовых ресурсов в Россию снизились.

05 - Филь 2

Сергей Филь во время Мирового форума демократии, организованного Советом Европы. Страсбург, Франция

Сегодня уже многие предпочитают Польшу. Кроме того, раньше из Луганска в Россию ходили поезда. Сегодня же весь пассажиропоток, ориентированный на Россию, пересел на колеса бусов. Поэтому, глядя на рекламу автобусных рейсов, может складываться ощущение, что ездить в Россию стали больше.

– Настанет ли время, когда нашим согражданам не нужно будет отправляться на Восток или Запад, чтобы обеспечить себе нормальную жизнь? Что-то делается для того, чтобы становилось больше рабочих мест в Луганской области?

– Государство должно больше думать о создании условий, в которых бы бизнес работал эффективно. А уже бизнес будет создавать новые предприятия и рабочие места, повышать зарплаты. Это повлечет в свою очередь увеличение отчислений в бюджет, станут богаче местные громады. Решению таких задач служит децентрализация власти, реформа местного самоуправления.

– Есть на Луганщине уже позитивные результаты этой реформы?

– Для меня это одна из приоритетных сфер работы в ЛОВЦА. На данный момент создано уже десять объединенных территориальных громад и еще пять – в процессе организации. Децентрализация дает мощный толчок для развития сельских территорий. Фактически, жители сел становятся хозяевами на своей земле, местная власть получает большие полномочия по формированию и распределению бюджетов.

– Реформа, полезная для жителей сельских районов. А что с экономикой и перспективами городов?

– Без инвестиций на экономический рост надеяться не приходится. А проходящий рядом фронт и удаленность от большинства рынков не играют на руку долгосрочным инвестициям, которых требует индустрия Луганщины.

Но мы кое-что делаем в этом направлении. Так, буквально месяц назад возобновил работу Лисичанский стекольный завод в статусе госпредприятия.

Каждый год мы увеличиваем выделяемые средства на развитие инфраструктуры. В 2017 году на ремонт дорог область выделила 265 млн грн, в плане этого года – восстановление важных транспортных артерий Старобельск-Новоайдар-Счастье и Чугуев-Меловое.

– И все-таки каковы же экономические перспективы региона? Ведь сельское хозяйство, традиционное для слобожанских районов, не требует больших человеческих ресурсов...

– Теперь почти всё проще купить в Китае, чем строить новые предприятия, закупать дорогостоящее оборудование, обучать кадры. Даже несмотря на низкую стоимость трудовых ресурсов в Украине. Поэтому необходимо развивать те направления экономики, которые будут актуальны завтра и послезавтра – индустрию IT, зеленую энергетику. У Луганщины хорошие перспективы по производству газа из биотоплива, созданию ветровых и солнечных электростанций.

– Кажется, это всё требует тоже очень больших капиталовложений.

– Если вспомнить историю, то первые предприятия Донбасса создавали бельгийцы, французы, англичане. Сегодня у нас тоже большие надежды на помощь Европы. Нужно сказать, что без европейской помощи, которая уже оказывается, нам бы пришлось очень туго. Это не только Луганщины касается. Европа, несмотря на все наши проблемы, инерцию, пробуксовку реформ, в нас все-таки верит. И многое делает для того, чтобы Украина состоялась как европейская страна.

– А ощущает ли областная администрация поддержку своей работы со стороны гражданских активистов?

– Институты гражданского общества полезны не только как помощники, но и как критики действий власти. Мы не боимся критики, потому что это необходимое условие демократического развития. Сегодня критикуют нас, завтра, быть может, будем критиковать мы. Это нормально.

– За что больше всего критикуют?

– Большая часть критики касается сфер, которые не входят в компетенцию ЛОВГА. Например, спорный вопрос о судьбе Ледового дворца в Северодонецке, находящегося в коммунальной собственности. Этот вопрос – компетенция горсовета. Хотя областная администрация, если на то будет воля городской власти, примет участие в решении проблем Ледового дворца. Плохая работа коммунальных служб, нагромождение мусора – так мы сами критикуем за это мэрию Северодонецка.

Демократия дает достаточно свободы институтам власти, поэтому важно разграничивать сферы их компетенции, а не заниматься волюнтаризмом.

На заглавном фото: рабочее совещание в ЛОВГА под руководством Сергея Филя

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх