Впервые в области своими силами проведено социологическое исследование по определению наиболее понятных слагаемых региональной имиджевой политики, а также ценностных ориентаций жителей Луганщины. Коротко подытожить проведенную работу для читателей газеты «Луганщина.ua» согласились авторы исследования: доктор экономических наук, заведующий кафедрой менеджмента и маркетинга ВНУ им. В. Даля Евгений Овчаренко и доцент кафедры Наталья Держак

Анна ЧЕРКАШИНА

9 ВОПРОСОВ О САМООЩУЩЕНИЯХ

– Респондентам было предложено ответить на девять вопросов об особенностях предпочтений в отношении территории проживания, идентификации образа Луганщины, объединяющих факторов. Мы исследовали направления улучшения качества жизни с точки зрения респондентов, общие тенденции безопасности, миграционные настроения. А также анализировали предпочтения по досугу и отдыху, популярности источников информации и ценностные ориентации.

В конечном итоге получилась для нас картина в чем-то ожидаемая, в чем-то неожиданная. Логично, что личная безопасность для жителя воюющего региона – ценность основная. Об этом заявили больше 90% респондентов. Но на втором месте у нас оказались толерантность и уважение, – говорит Евгений Овчаренко.

– То есть жителю нашей области требуется мир, в котором главенствовали бы толерантность и уважение?

– И забота о людях. Неправильно воспринимать любой регион через какие-то экстремальные проявления внутри него.

– Подтекст этой проблемы даже более глубокий. Люди ощущают недостаток уважения со стороны власти, со стороны соседей, на рабочем месте. Люди много времени проводят на работе. Они хотят какой-то отдачи. А что произошло сейчас? У нас мало культурного, энергетического и информационного взаимообмена. Люди чувствуют, что отдают себя, свой труд, свое здоровье, а взамен ничего не получают (по ощущениям), – добавляет Наталья Держак.

– Почему и как возникла идея провести исследование, так сказать, социального самочувствия жителей подконтрольной территории Луганщины?

– Инициатором проведения стала Программа развития ООН в Луганской области. Конкретнее, ее направление, которое курирует советник Анна Боровая. Была поставлена задача выявления общепонятных инструментов позиционирования и создания позитивной имиджевой политики области. Ведь сейчас имеются большие проблемы с узнаваемостью и ассоциативностью в отношении украинской Луганщины. Пока ассоциации, которые с областью связаны, – это только война.

СТАРЫЕ ЗАПОВЕДИ НЕ РАБОТАЮТ

– И что же нужно сделать для улучшения качества жизни, по мнению ваших респондентов?

– Вне зависимости от сегментирующих факторов (село-город, мужчины-женщины), наибольший удельный вес набрали три фактора: повышение личного благосостояния (доходы), улучшение медицинского обслуживания и жилищных условий.

– В других регионах и так бытует мнение, что на Донбассе материальные ценности превалируют над всеми другими...

– Это и есть взгляд со стороны, связанный с восприятием региона, который является экономически концентрированным. Луганская область по плотности населения, наукоемких и капиталоемких отраслей, даже по специфике снабжения продуктами питания (в прошлом) была в числе лидеров. И создалось такое впечатление, что здесь люди только и живут, что «на трубах», когда вокруг всё должно «дымить и крутиться». Это ощущение укоренилось и внутри региона, – говорит Евгений Овчаренко.

09 - Социология 2

Что в родном регионе вызывает у луганчан чувство гордости. Часть соцопроса

– Начиная с тридцатых годов прошлого столетия люди ехали сюда именно на заработки. И это стало семейной ценностью: то есть приехать сюда и понять, что я значу на уровне тех доходов, которые были возможны. Отсюда и другая ценность – работа. Работа, а не возможность посетить концерт или съездить в отпуск, – подчеркивает Наталья Держак.

– Но промышленный потенциал области в известной степени утрачен. И всё больше людей хотели бы покинуть этот регион...

– Отдельным вопросом исследования были именно миграционные настроения. У нас в области уровень безработицы потенциально активного населения составляет (за первый квартал 2018 года) около 16,6%. Это значит, что каждый шестой трудоспособный человек – без работы. Но и тут результаты опроса нас удивили: свыше 70% населения не планируют переезда.

– Как это можно объяснить?

– Мы это объясняем тем, что те, у кого были материальные возможности, уже уехали. И фактически опрос респондентов проводился среди тех, кто уже решил остаться здесь.

С одной стороны, это потенциал для дальнейшего социального роста: на этих людей можно строить какие-то планы и возможности развития. Правда, среди респондентов в возрасте от 18 до 34 большинство (почти 60%) еще не определились с планами. Это значит, что из 10-ти молодых людей 6 согласны остаться, но 4 уже готовы уехать. Это высокий показатель даже по сравнению с аналогичными показателями по стране в целом.

К слову, вопрос про тенденции личной безопасности на Луганщине также был связан с ценностными ориентациями. Респонденты отвечали, что, прежде всего, чувствуют себя в безопасности дома. Это типично. Самым небезопасным респонденты считают пребывание «на улице, в темное время суток». При этом оказалось, что люди, выезжая из нашего региона, даже в незнакомых городах чувствуют себя более спокойно, чем на Луганщине.

– Вероятно, это не в последнюю очередь связано с вопросами боевых действий?

– Да. Но это еще и проблема освещенности улиц, как в городской, так и в сельской местности. Она очень актуальна.

БЫТЬ ЛИ БАЙБАКУ СИМВОЛОМ?

– Объединяющими факторами для жителей Луганской области оказались территориальная принадлежность и совместная деятельность по улучшению жизни.

Достаточно показательный факт: языковая идентичность не является значимым маркером объединения, она получила минимальный процент. Национальная идентичность тоже набрала менее 10%.

Как уже говорилось, в топе ценностных ориентаций оказались толерантность и уважение, забота о природе и людях.

– А что до элементов узнаваемости региона?

– Выяснилось, что нам не надо чрезмерно увлекаться и пытаться свою область позиционировать через какие-то, допустим, топографические атрибуты узнаваемости, либо через каких-то животных, которые являлись бы символами края. Они важны, но они не есть доминирующими.

– А как же наш уникальный байбак?

– Опять же, в Беловодском районе есть байбаки и кони. А, например, в Попасной их нет. Да и если в Луганской области знают, кто такой байбак, то жители других частей Украины могут даже не знать, что это за животное.

Если взять за основу имиджевой политики региона какую-то только внутри региона понятную ценность, это не сработает. Ценность должна быть универсальной для восприятия, такой, чтобы за пределами региона и даже за пределами страны формировать одинаково понятное впечатление о Луганщине.

В подтверждение моих слов могу отметить, что по факторам узнаваемости Луганщины в результате опроса не выявлено ни одного супердоминирующего.

– Может, это свидетельство того, что луганчанин пока не выстроил для себя образ малой родины?

– В том-то и ключевая проблема. Слишком много упущено времени в этом направлении. Мы сами сегодня должны этот образ, бренд формировать. Брать за основу результаты таких опросов и развивать общественное мнение о позитивных ценностях и элементах узнаваемости. И пропагандировать это, прежде всего, среди жителей и громад внутри области.

Чтобы потом, когда они выходили за пределы области со своей информацией, своим мнением о Луганщине – ценности и элементы узнаваемости пропагандировались как общепринятые, а не каждый делал бы упор на что-то свое, для себя значимое. И тогда общепонятный образ, имидж Луганщины формировался бы быстро и непротиворечиво.

– Это можно назвать и рекомендацией, которая была предложена по результатам исследований?

– Пожалуй, да.

На заглавном фото: Наталья Держак на презентации исследования

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх