Глава субделегации Международного комитета Красного Креста (МККК) в Северодонецке Лоренцо Редалье заканчивает свой срок пребывания в должности. Наш корреспондент встретился с ним и поговорил о деятельности МККК на территории Луганщины в последние годы и об атмосфере, в которой довелось работать

Анастасия ПОЛТАВЕЦ

– Лоренцо, вы проработали на Луганщине полтора года. Можете ли вы сказать, что ситуация на Донбассе как-то изменилась за это время?

– Не скажу, что ситуация изменилась кардинально. Например, линия разграничения существенно не сместилась, всё также действует только один КПВВ в Станице Луганской. А вот количество людей, которые проходят через него, удвоилось.

– С чем, по вашему мнению, связано увеличение количества людей на КПВВ «Станица Луганская»?

– Причин много. Но мы ставим акцент не на причинах, а на том, чтобы помочь тем, кто оказывается на КПВВ в сложных условиях, особенно в пики повышения и снижения температур. Мы с обеих сторон установили пункты помощи, где люди могут отдохнуть, выпить чая или воды, зарядить телефон, позвонить близким.

В прошлом году появился оснащенный современным оборудованием пункт первой помощи. Благодаря этому проекту волонтеры Красного Креста ежедневно помогают тысячам людей.

– Меняются ли потребности людей в населенных пунктах вдоль линии разграничения?

– Мы постоянно оцениваем ситуацию в динамике. Поэтому в одних случаях речь идет о раздаче продовольственных наборов. В других – мы даем людям возможность обеспечивать себя продуктами питания самостоятельно, а впоследствии – зарабатывать, продавая излишки сельхозпродукции.

Если говорить о более изолированных деревнях в непосредственной близости от линии разграничения, то без доступа к рынку, без полноценного транспортного сообщения они восстанавливаются медленней, чем те, где сохранилась инфраструктура.

Проблемы там требуют комплексного решения, они многогранные, поэтому для 15 населенных пунктов, таких как Лобачево, Лопаскино, мы реализуем больше программ. Это и психологическая поддержка, и восстановление домов, и водоснабжение. Также реализуем ряд программ по минной безопасности, обучаем оказанию первой помощи и т.д.

– Что сегодня опасней для населения в зоне конфликта: риск обстрела или риск, связанный с заминированием территорий?

– Мы видим, что вспышки боевых действий участились. И это, конечно, серьезная угроза для людей. Но в то же время остатки неразорвавшихся снарядов, мины, которыми, к сожалению, вследствие конфликта насыщена земля, – это сейчас даже более важная проблема, чем обстрелы. В группе риска находятся дети и люди с низким уровнем дохода.

Наша задача – помочь больше узнать о проблеме и научить людей правилам безопасного поведения. А параллельно – снизить потенциальные риски. Например, мы снабжаем службы, проводящие разминирование, специальными маркировочными знаками, способствуем проведению разминирования пастбищ и полей, обеспечиваем население топливом на зиму, там, где заминирован лес и люди не могут самостоятельно запастись дровами. В этом году мы начнем устанавливать безопасные игровые площадки для детей в тех населенных пунктах, где высокий уровень заминированности окрестностей.

– Расскажите подробнее о проектах МККК.

– Главное направление нашей деятельности – это помощь людям в удовлетворении их основных нужд. Об этом я уже говорил. В то же время мы работаем над тем, чтобы выстроить диалог с обеими сторонами конфликта. И, как правило, первое и второе взаимосвязано, потому что безопасность лежит в основе нормализации жизни. Если у людей из-за заминирования пастбищ нет возможности выпасать скот, мы обеспечиваем их кормом для животных.

Если дальше говорить о безопасности, то яркий пример – школы и детские сады. На окна мы устанавливаем специальные защитные панели, оклеиваем пленкой, которая удерживает осколки, если стекло разбивается взрывной волной. Детсадам и школам для зон безопасности, укрытий передаем всё необходимое – воду, одеяла и т.п. Параллельно с детьми работают наши специалисты отдела психологической и психосоциальной поддержки.

– В каких еще направлениях работал МККК за эти 1,5 года?

– Одна из актуальных программ – восстановление жилья. Это может быть как ремонт поврежденного здания, так и восстановление с нуля полностью разрушенного дома. Почти 300 человек на подконтрольной Украине территории Луганской области получили такую помощь.

Еще один важный проект – поддержка Попаснянского водоканала. Мы обеспечиваем химическими реагентами предприятие, снабжающее водой 600 000 человек по обе стороны. В сфере здравоохранения действуют программы по обеспечению ФАПов и больниц медикаментами для людей, имеющих хронические заболевания, предоставлению препаратов и оборудования по запросу самого лечебного учреждения. Действует поддержка проекта Общества Красного Креста Украины «Мобильные медицинские бригады». Благодаря этому в самых изолированных зонах люди имеют возможность получить консультацию врача.

– Скажите, что конкретно было сделано МККК для населения Золотого-4 и Екатериновки, которые не так давно официально стали подконтрольны Украине?

– Независимо от того, какой статус имеет населенный пункт, для МККК важно помочь тем, кто страдает от конфликта. Наша нейтральность позволяет нам это сделать. В Екатериновке и Золотом-4 у населения был доступ к рынку, поэтому мы на определенном этапе вместо раздачи продуктовых наборов начали предоставлять гранты, позволяющие приобрести, например, топливо или держать крупный рогатый скот.

В более изолированные населенные пункты мы сами привозим теплицы, семена, топливо, печи и т.д. У этих проектов есть еще и положительный психологический эффект: населенный пункт оживает, люди занимаются делом, которое приносит им удовольствие.

– А есть примеры, где люди уже начали получать какой-то доход, благодаря помощи МККК?

– Реализован пилотный проект по микроэкономическим инициативам в Счастье. Люди получили гранты, создали рабочие места и уже ведут свое дело. Один мастер по ремонту обуви, благодаря нашей поддержке, смог купить необходимое оборудование и начать работать. Другие предприниматели создали рабочие места, например, открыв пекарню.

Позитивный опыт Счастья начинаем распространять на другие локации вдоль линии разграничения.

– Политики как один из вариантов выплат пенсий населению неподконтрольных территорий называют помощь в этом деле МККК. Может ли ваша организация взять на себя выплату пенсий в оккупированной части области и соответствует ли это мандату МККК?

– Мы знаем о такой проблеме и в любой момент готовы помочь, если стороны достигнут какого-то консенсуса. Посредническая роль в таких ситуациях – часть нашего мандата, определенная Женевскими конвенциями.

– Заканчивается срок вашего пребывания на Луганщине. С каким настроением вы ее покидаете?

– За полтора года я уже настолько привык к Северодонецку, что он стал для меня домом. За этот период выстроились также определенные отношения с людьми, с которыми довелось работать, общаться. Я хотел бы вернуться, спустя какое-то время. Очень сложно уехать, когда помогаешь людям, потому что всегда хочется сделать больше.

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх