Этой осенью населению области пришлось пережить большое напряжение, связанное с началом отопительного сезона. Не за горами декабрь, а жители отдельных домов до сих пор без тепла. О проблемах энергетической системы области нашему корреспонденту рассказал заместитель главы Луганской ОГА Юрий Клименко

Анастасия ПОЛТАВЕЦ

– Уже четыре года наша область не может соединиться с единой энергетической системой Украины и находится на так называемом острове. Скажите, Юрий Юрьевич, что предпринималось за это время властью, чтобы изменить ситуацию?

– Как известно, линия электропередач была повреждена еще в 2014 году, и на протяжении двух лет – до половины 2016-го мы пытались ее восстановить. Кое-что сделать удалось.

Например, сегодня Луганская ТЭС держится на трех линиях электропередач (а раньше – на одной), что дает ей более устойчивый режим работы. Однако с единой энергетической системой Украины мы не соединились, и, похоже, пока идут боевые действия, это сделать невозможно. Мы написали массу писем в адрес тех инстанций, которые имеют определенное влияние на оккупированную территорию (ООН, МККК, ОБСЕ), с просьбой дать нам возможность соединиться с единой энергосистемой.

Да, предпосылки к этому были. Скажем, создавались коридоры безопасности и тишины, и ремонтники смогли пройти и просмотреть линии до самого «нуля». Я, кстати, был вместе с ними. Ближе к 25-му блокпосту провода уже лежат на земле, но поднять и соединить их не было возможности ни в 2015-м, ни годом позже, ни сейчас.

Стало понятно, что, во-первых, в условиях политического и военного давления с той стороны нам не позволят провести работы по воссоединению с единой энергосистемой, а, во-вторых, при любом боевом столкновении линия электропередач опять будет разрушена, и мы снова окажемся на энергетическом острове.

Тогда и было принято единственно правильное решение – начать строительство новой подстанции. Об этом мы неоднократно писали в обращениях к правительству и президенту. В 2016-м году по нашей инициативе было проведено совещание с руководством государства, на котором инициатива Луганской ОГА была поддержана. В результате в инвестиционный план на 2017 год компании «Укрэнерго» включено задание начать строительство такого объекта в Кременском районе.

– Насколько известно, эта подстанция должна стать в строй в декабре нынешнего года?

– Да, примерно через месяц мы могли бы уже презентовать данный объект. Но процесс затянулся по той причине, что Министерство экологии задержало выдачу разрешения на проведение строительных работ в заповедной зоне. Случилось так, что один отрезок дороги проходит по заповедным местам, поэтому мы вынуждены были перенести границы участка. Строительство объекта теперь завершится на полгода позже – в июне 2019 года. По крайней мере, так обещают подрядчики.

Само строительство идет полным ходом. Уже закуплено дорогое оборудование, которое, кстати сказать, составляет больше половины всей стоимости проекта. Оно закуплено в Корее, уже растаможено и сохраняется на одном из предприятий области. Оборудование габаритное, тяжелое, и для того, чтобы его завезти в Кременской район до места назначения, то есть на подстанцию, расположенную в лесном массиве, специально строится дорога.

– В связи с тем, что мы находимся на энергетическом острове, единственным источником электрической энергии области сегодня является Луганская ТЭС. Но здесь постоянно возникают проблемы, связанные с поставками угля. В этом году ситуация оказалась особенно угрожающей.

– В свое время Луганская ТЭС строилась таким образом, чтобы работать и на угле антрацитовой группы, и на мазуте. Но уголь – самый дешевый источник потребления, поэтому ТЭС его и использовала. До апреля 2017 года антрацит завозился регулярно, но после вступления в силу указа Президента Украины о так называемой экономической блокаде, поставки угля прекратились.

Напомню, что раньше антрацит поступал с шахт двух предприятий – «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит», которые были собственностью компании ДТЭК, содержащей Луганскую ТЭС. Каждый день уголь завозился по железнодорожной ветке через Станично-Луганский район. В среднем ТЭС потребляла в сутки 3 тыс. тонн антрацита.

К сожалению, «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит», расположенные на оккупированной территории, уже не являются собственностью компании. Но у ДТЭК есть шахта «Обуховская» в Ростовской области. И когда в апреле 2017 года, то есть с началом экономической блокады, появилась дилемма, откуда завозить уголь, то иного выхода, как везти его через Российскую Федерацию, не было.

И нет его доныне. Таким путем уголь завозился по октябрь нынешнего года.

– Но тут россияне создали проблему. В чем ее суть?

– В апреле на нашу территорию зашел очередной эшелон с антрацитом, но пока он шел до Счастья, были введены украинские санкции, под которые попали три вагона, принадлежащие компании «Сбербанклизинг». Эти вагоны не стали разгружать, и они до сих пор находятся на территории области.

Мы же понимаем, что цена этих трех вагонов незначительна. Компания ДТЭК предлагала свои варианты решения данного вопроса: возместить убыток, купить новые вагоны, другие возможные действия, чтобы не запрещать возить уголь. Но российская сторона не шла на переговоры и свою дорогу для нас закрыла.

06 - Клименко

Луганская ТЭС остается главным и важным энергетическим объектом области

Мы рассматривали возможность возить уголь машинами. Но, кроме прочих проблем, сложность еще в том, что на морозе уголь «комкуется», и его трудно загружать и разгружать. Кроме того, машины разбивают дороги, не выдержит большой нагрузки и мост через речку в Боровеньках. Словом, есть сложности. Виртуально можно и машинами возить, но практически это не выгодно.

– На подконтрольной части региона есть два угольных предприятия – «Первомайскуголь» и «Лисичанскуголь». Почему их возможности не используются?

– Да, они рядом, и было бы дешевле везти уголь отсюда, а не из ЮАР, но железнодорожного сообщения с этими предприятиями у ТЭС нет.

Кстати, в этом году компания ДТЭК перестроила на газовые угли где-то 40% активов своих электростанций, уйдя от антрацита. Можно перестроить и Луганскую ТЭС, но компания этого не делает по той причине, что рядом расположена шахта «Обуховская», откуда поступает уголь нужной марки.

– Юрий Юрьевич, как же удалось разблокировать ситуацию, что возникла из-за этих трех злосчастных вагонов с углем?

– Переговоры велись долго, на разном уровне, в том числе вопрос обсуждался и переговорщиками Трехсторонней контактной группы в Минске. ДТЭК использовала свои возможности. Но россияне упорно не давали квоту на завоз угля железнодорожным транспортом на станцию Городня (это Счастье).

Пробовали разные варианты: завозить уголь под другими брендами и пр. Но когда россияне видели в документах пункт назначения – Городня, принципиально отказывались давать квоту. Оставшись без угля, ТЭС в начале ноября перешла на газ. И тогда через своих переговорщиков в Минске мы проинформировали, что из-за недостатка электроэнергии вынуждены будем отключить подстанции, которые подают воду на временно оккупированную территорию области. А поскольку 90% всей воды, вырабатываемой на подконтрольной украинской власти территории, идет на неподконтрольную, то та может остаться без водоснабжения.

Наверное, это подействовало, потому что буквально на днях россияне, наконец, дали квоты. В воскресенье 11 ноября в 22 часа зашел первый состав с 24 вагонами с углем, и 84 вагона находятся в пути.

Надеюсь, что постепенно ТЭС будет переходить в обратном направлении – с газа на уголь. Но для начала наполнит склад, чтобы этот переход проходил безболезненно.

– Помнится, одно время была на слуху информация о строительстве в нашей области новой железнодорожной ветки, которая, в частности, поможет решить ряд проблем аграриев и промышленных предприятий, в том числе и угольных, с реализацией продукции. Сегодня этот вопрос уже снят с повестки дня?

– Да, мы неоднократно поднимали вопрос о строительстве в нашей области новой железнодорожной ветки. Ситуация сложилась так, что ряд районов, через которые проходит сообщение, а это Станично-Луганский, Новоайдарский, Марковский, Меловской, Новопсковский и Троицкий районы – почти половина области, не могут перемещаться железнодорожным транспортом.

Ветка тупиковая – с оккупированного Луганска она идет на территорию РФ. Нам нужна новая ветка, которая соединит область с другими регионами. Поскольку компания ДТЭК и сельскохозяйственная корпорация «НИБУЛОН» тоже в этом заинтересованы, мы начали переговоры о софинансировании строительства такой дороги со стороны крупного капитала.

К сожалению, серьезно за стол переговоров никто не садился. Неоднократно мы обращались к руководству «Укрзалізниці», чтобы начать это строительство. Один раз представители приехали, прошли по маршруту, сделали так называемую трассировку. Но на глаз, примерно...

Пока нам не сказали, какой вариант приемлемый, поскольку еще не подсчитано, где больше земли государственного значения. Вы же понимаете, что занять частные земли – это не столько затратно, сколько долго.

Мы неоднократно выходили с разными предложениями, в том числе предлагали провести для начала «круглый стол» с участием крупного бизнеса, «Укрзалізниці», правительства с тем, чтобы найти правильное решение и начать работу в данном направлении. Но между строк представители «Укрзалізниці» говорят, что в независимой Украине такого масштабного строительства еще не было, и, вероятнее всего, не будет.

Тем не менее, мы продолжаем поднимать этот вопрос. И когда возникла проблема с поставкой угля на Луганскую ТЭС, мы еще раз обратились к президенту и правительству с просьбой рассмотреть возможность строительства такого железнодорожного пути, который для нас крайне необходим.

– Следовательно, на данный момент нет альтернативы тому варианту доставки угля, которым сегодня пользуется Луганская ТЭС?

– Да, выходит что так.

– Некоторое время назад рассматривался вопрос и о генерации электроэнергии Северодонецкой ТЭЦ. Но она не способна сегодня даже дать тепло...

– Северодонецкая ТЭЦ – очень проблемный объект.

Напомню, что с 11 декабря вступает в силу закон Украины об электрической энергии, и энергетический рынок отныне будет выглядеть совсем иначе. Мы будем покупать электроэнергию у той компании, которая предложит самый дешевый продукт. Так вот, Северодонецкая ТЭЦ, как предприятие, генерирующее электроэнергию, будет неконкурентоспособно на рынке. Сейчас оно находится в состоянии банкротства, и чем закончится этот процесс, – время покажет.

– Какие же перспективы энергоснабжения имеет область?

– Надеемся, что ключевым событием в 2019 году будет запуск подстанции в Кременной, которая соединит область с единой энергосистемой страны. Но Луганская ТЭС остается главным и важным энергетическим объектом области. Сейчас здесь работают два блока, но перспектива обещает запустить все четыре и получить возможность продавать свой продукт на рынке другим потребителям, кроме области. Когда заработает новая подстанция, получат второе дыхание и наши энергоемкие предприятия, такие как ЛИНОС, «Северодонецкий «Азот» и другие.

07 - Клименко

Визит делегации инвесторов на «Первомайскуголь» в октябре 2018 года

Что же касается работы угольных предприятий, то для них тоже открывается перспектива. Появились инвесторы, которые готовы зайти на отдельные шахты «Первомайскугля» и установить новое оборудование в качестве инвестиций. Это чешские и белорусские компании, которые являются лидерами на рынке горного оборудования.

Переговоры шли долго. Заставить инвесторов приехать в область, где идут бои, было непросто. Но когда они все же на это решились, оценили обстановку, сомнения отпали. Правду сказать, инвесторы были поражены состоянием дел на наших угольных предприятиях.

«Лисичанскуголь» они, к сожалению, не рассматривают, как объект для эффективного вложения инвестиций, но «Первомайскуголь» вызвал интерес. Особенно шахты «Тошковская» и «Карбонит», поскольку там имеются большие залежи угля.

О реальности таких намерений что-то определенное сказать трудно. Многое зависит и от Министерства энергетики, сложно предугадать его политику, но если говорить образно, то «мяч удачи» сегодня находится на его территории.

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх