В Украине реформируется рынок электроэнергии. Для бытовых потребителей этот процесс пока мало что меняет, а вот для луганского углепрома с его критически низкими расчетами за электричество грядущие перемены обещают вылиться в проблему № 1. Не сняты с повестки дня темы подтопления на «Первомайскугле» и судьбы «Лисичанскугля», не включенного в Национальную угольную компанию. Подробности «Луганщине.ua» рассказала заместитель директора областного департамента регионального развития, промышленности, инфраструктуры и энергосбережения Марина Хозина

Анна ЧЕРКАШИНА

– Правильно ли будет сказать, что в ушедшем 2018 году в угольной отрасли области всё же был позитив: проведены работы по остановке подтопления шахты «Золотое» ГП «Первомайскуголь»?

– Да, были выделены средства из Резервного фонда Государственного бюджета в размере 131 миллиона на реализацию проекта по предупреждению подтопления. Эти средства практически в полном объеме поступили на счета «Первомайскугля». Сегодня из этих средств освоено около 90 миллионов гривен.

Но, к сожалению, в 2018 году (как и во многие предыдущие годы) тут была нестабильна ситуация с руководством. Когда проект проходил экспертизу и приступали к его реализации, генеральным директором предприятия был один человек, потом назначили другого.

– Это повлияло на ход работ?

– Да. Потому что у каждого руководителя, особенно, если это производственник, технарь, есть свое видение, как такие работы должны вестись. Проект корректировался, пересматривались технические подходы. Но, главное, когда в мае 2018 года был прорыв воды, угольщики его остановили. Правда, горизонт 750 был затоплен, но дальше вода не пошла.

С августа снова начались перемены в руководстве государственного предприятия. И снова начали пересматривать все технические задания. Сейчас назначение нового генерального директора согласовано по всем процедурным моментам и на уровне областной администрации, и профильного министерства. Но еще не закончено судебное разбирательство по поводу увольнения предыдущего директора.

– Работы по ликвидации подтопления продолжаются?

– Да. Но оценить объем проведенных работ трудно. С технической точки зрения специалисты, которые имеют туда доступ (это работники Гоструда и специалисты спасательной службы), могут просто посмотреть, что там и как. Но у них нет возможности сравнить, насколько проведенные работы соответствуют проекту.

«Первомайскуголь» назначен основным распорядителем средств, и их освоение – ответственность предприятия в полной мере.

Но уже есть обращение одного из подрядчиков (Кураховский электромеханический завод) о том, что «Первомайскуголь» перед ним не выполняет свои обязательства.

– Может ли в этой ситуации областная власть предпринять какие-то действия?

– Нет, в этой ситуация ОГА выступает больше как наблюдатель, потому что рычагов влияния, собственно, никаких нет. Предприятие – государственное, вышестоящие органы его управления – профильное министерство.

– Но это предприятие находится на территории области....

– ... И последствия его деятельности могут быть такими, которые потом придется преодолевать вместе. Это правда.

Именно поэтому по вопросам подтопления территории в конце декабря проведено расширенное совещание в Министрестве по делам временно оккупированных территорий и вынужденных переселенцев. Были приглашены и руководство «Первомайскугля», и аудиторская служба, а также СБУ. Слушался вопрос по поводу освоения этих выделенных государственных средств.

– Это главная «угольная проблема» для области?

– Нет, на сегодня и для «Первомайскугля», и для других – это энергоснабжение.

Рынок разделяется. Распределением электроэнергии будет заниматься всё так же ООО «Луганское энергетическое объединение» и Луганский филиал «Региональные электрические сети». Ему продлили соответствующую лицензию. А поставками для населения, для всех бюджетных учреждений, для малых небытовых учреждений (у которых присоединенная мощность до 150 КВт) теперь будет заниматься поставщик универсальной услуги, которым у нас в области определено ООО «Енера Схід».

Население вообще никак не почувствует изменений. Все малые предприятия тоже просто подпишут заявки на присоединение. Единственная разница – будет уже два договора.

А вот что касается небытовых потребителей, у которых присоединенная мощность больше 150 КВт, они должны выбирать себе поставщика на рынке.

Угольщики (как из «Первомайскугля», так и из «Лисичанскугля») потребляют очень много электроэнергии. Но основная проблема в том, что на сегодня их расчеты с РЭСом составляют 2 %.

Так что к ним в поставщики просто никто не пойдет.

А если к ним никто не пойдет в поставщики, они автоматически уходят на обслуживание у «поставщика последней надежды», у которого тариф значительно выше.

– Что это за «поставщик последней надежды»?

– Есть такой, он определен государством – это госпредприятие «Укринтерэнерго». Но потреблять электроэнергию у этого поставщика можно 90 дней. После этого нужно рассчитаться полностью с предыдущими долгами, и, естественно, своевременно платить «поставщику последней надежды» текущие платежи, и тогда можно возвращаться к своим обычным поставщикам. Но если платежи не идут даже «поставщику последней надежды», то грядет однозначное отключение.

– В «Лисичанскугле» заявили об угрозе техногенной катастрофы из-за возможного обесточивания шахт. И.о. генерального директора ПАО «Лисичанскуголь» Андрей Зимин отметил, что предприятие не имеет возможности внести предоплату за ожидаемую электроэнергию в январе 2019 года из-за отсутствия средств...

– Да, сейчас все ждут, что относительно угледобывающих предприятий будет принято какое-то решение на уровне Кабмина. В облгосадминистрации в ближайшие дни запланировано заседание областной комиссии ТБ ЧС. На подписи соответствующие обращения к Премьер-министру Украины. Нужно отметить, что аналогичная ситуация сложилась на всех государственных предприятиях страны, и выхода пока нет.

– Специалисты утверждают, что из 33 шахт Донбасса, которые остались на подконтрольной территории, только 4 – рентабельны. Есть среди них – «наши»?

– Среди таких шахта «Горская», и в перспективе – самой ближайшей (буквально два года) – могут быть шахты «Карбонит» и «Тошковская». Но – при условии успешного инвестирования.

– В области есть надежды на приход инвесторов?

– Трудно сказать. Сейчас набрала силу новая волна реформирования, и все шахты переходят в Национальную угольную компанию. Правда, все, кроме «Лисичанскугля».

По этому угольному объединению возобновили активную кампанию по приватизации. Ждут прихода инвестора.

– Что это будет значить для области?

– Всё зависит от того, какой это будет инвестор. Прежде, всем инвесторам интересна была исключительно одна шахта – Мельникова. Остальное хозяйство «Лисичанскугля» не вызывало энтузиазма. Но если министерством принято такое решение, значит, есть основания полагать, что потенциальный инвестор имеется.

– В области был и горький опыт в этом плане. Как относятся к идее профсоюзы?

– Кстати, на удивление, профсоюзы по этому поводу пока молчат. Хотя обычно очень активны, когда есть такие тенденции. Ведь если инвестор будет неблагонадежный, то это путь к закрытию. Если такое случится, это будет уже проблема всей области – и последствия, и трудоустройство бывших горняков.

Распечатать
© По материалам Луганщина.ua
Наверх